Лесбиянство: причины и последствия

Женский гомосексуализм известен как лесбиянство (реже сапфизм, трибадизм). Термин происходит от названия греческого острова Лесбос, где родилась и жила древнегреческая поэтесса Сапфо, в стихах которой встречаются намёки на любовь между женщинами. По сравнению с мужским гомосексуализмом, женский гомосексуализм исследован мало. Однополые отношения между женщинами по своей природе менее деструктивны и влекут за собой гораздо меньше проблем, в связи с чем не возникает особой надобности направлять исследовательские усилия в эту область. Тем не менее, из того немногого, что известно о вступающих в однополые отношения женщинах, складывается отнюдь не радужная картина. Гомосексуальные и бисексуальные женщины чаще страдают психиатрическими расстройствами и демонстрируют целый ряд проблем, связанных с их образом жизни: недолговечные отношения, злоупотребление алкоголем, табаком и наркотиками, насилие к партнёру и повышенный риск инфицирования ЗППП. Пожилые лесбиянки в большей степени, чем их гетеросексуальные сверстницы, подвержены риску развития ожирения и рака молочной железы, и чаще сообщают о наличии артрита, астмы, инфаркта, инсульта, повышенного числа хронических заболеваний и неудовлетворительного состояния здоровья в целом.

Этиология
Лесбиянство по Д. Николоси
Лесбиянство по А. Сиглер-Смальц
Лесбиянство по Э. Берглеру

Статистика
ВИЧ и ЗППП
Психические расстройства и зависимости
Насилие
Рак и ожирение

Возможность изменения

Этиология

Необходимо различать между гомосексуальным поведением и гомосексуальным влечением, поскольку одно не обязательно сопровождается другим. Гомосексуальное эмоциональное влечение всегда является симптомом психической патологиив то время как гомосексуальное поведение не обязательно сопровождается гомосексуальным влечением и, следовательно, не позволяет сделать вывод о присутствии психопатологии у практикующего. Причины, доводящие психически здорового человека до сексуальных действий со своим полом, крайне разнообразны. Они могут носить замещающий характер при недоступности партнёра противоположного пола, совершаться из любопытства, корыстных интересов, чрезмерной похоти и половой распущенности, но при этом быть лишёнными каких-либо гомосексуальных переживаний и эмоций. Некоторые девушки-подростки под влиянием СМИ теперь решают, что они лесбиянки, потому что никогда не испытывали эмоциональной близости с мужчинами и чувствуют себя более комфортно в общении с женщинами. Это, несомненно, весьма поспешный и ошибочный самоприговор, так как любая гетеросексуальная женщина испытывает большее чувство доверия, близости и понимания со своими подругами, чем с мужчинами. Кроме того, среди молодых людей теперь стало модным заявлять о своей «бисексуальности», и некоторые девушки экспериментируют со своим полом больше из-за культурного тренда. Такие эпизоды не являются интересом данной статьи: речь в ней пойдёт о гомосексуализме, характеризующимся стойким и труднопреодолимым, а порой даже компульсивным влечением к своему полу. Наличие у человека такого влечения свидетельствует о том, что в процессе его психосексуального развития произошло событие, нарушившее его нормальный ход и воспрепятствовавшее достижению завершающей стадии — гетеросексуальности. Таким образом, либидинизированные гомосексуальные чувства — это симптом эмоциональной незрелости и невроза.

Сделаем небольшое отступление, чтобы лучше понять, что представляет собой невроз с позиции глубинной психологии. Эдмунд Берглер в своём труде «The Basic Neurosis» описывает невроз как «анахроничную (т. е. не относящуюся к настоящему времени) болезнь бессознательного», в основе которой лежат конфликт инфантильных желаний, страх, чувство вины и действия защитных механизмов. Иными словами, речь идёт  об относительно умеренном психическом расстройстве, проявляющемся в дезадаптивных и саморазрушительных тенденциях, но без утраты связи с реальностью (хотя её восприятие может быть в значительной мере искажено). Клинический опыт доказывает, что с годами невроз только прогрессирует.

Причиной невроза служат внешние или внутренние стрессы, вызывающие психологическую травму, которая впоследствии вытесняется в бессознательное. В случае однополого влечения это может быть растление, мнимое или реальное отвержение сверстниками или родителями, неспособность установления близких отношений с представителями собственного пола. Суть лежащего в основе конфликта больным не осознаётся, а на поверхности видна лишь неосознанная защита перед вытесненной проблемой. Невротик постоянно находится в поисках человека или ситуаций, позволяющих повторное переживание своего невротического шаблона.  Его можно сравнить с человеком, который повсюду носит с собой грампластинку и непрестанно ищет проигрыватель, на котором он сможет сыграть свою единственную запись — его основную бессознательную невротическую тенденцию.

Следует заметить, что практически у всех людей есть невротические тенденции, но не у всех они увеличены до такой степени, что возникает невроз. Это проблема количества, а не качества (хотя, как заметил Гегель, может наступить момент, когда количество превращается в качество). Решающее различие между нормальным и невротическим человеком заключается в том, что первый в большей степени преодолел свои детские конфликты и имеет более объективный взгляд на реальность, тогда как последний злоупотребляет реальностью для бессознательного повторения своих детских конфликтов.

Лесбиянство по Д. Николоси

Как объясняет основатель «Национальной ассоциации по исследованию гомосексуализма» д-р Джозеф Николоси, главный конфликт, лежащий в основе лесбиянства — это неосознанное отвержение девочкой своей женственности. Часто в основе такого отторжения  лежит психологическая травма, препятствующая установлению связи с матерью в критический  для развития феминной идентичности период. Даже если девочка не проявляет явное маскулинное поведение, ну неё всё равно будут симптомы гендерного конфликта. В других случаях, обращающиеся к лесбиянству девушки, на подсознательном уровне решают, что быть женственной нежелательно или небезопасно. Некоторые матери неосознанно преподносят своим дочерям непривлекательный образ женственности, представляя слабый или негативный объект для идентификации. Отвергая матерей как объект идентификации, девочки  заодно отвергают и женственность, которую их матери олицетворяют.  Например, наблюдая пассивную подчинённую мать, покорно переносящую унижения  и насилие со стороны мужчины, девочка на подсознательном уровне решает: «если это и означает быть женщиной, то я не хочу ею быть». Иногда аналогичная реакция вызывается сексуальным насилием со стороны мужчины, которое девочка пережила в раннем возрасте.  С точки зрения девочки, её женственность каким-то образом провоцирует сексуальное насилие и следовательно, в целях самозащиты девочка считает необходимым  отказаться от «проблематичной»  женственной части себя. Женщинам, которых сексуально использовали или изнасиловали в детстве и подростковом возрасте, почти невозможно доверять мужчинам. Поэтому они могут обратиться за удовлетворением потребности в любви и сексуальных желаний к женщинам.

Нередко  такие женщины присваивают мужские манеры и даже внешний вид. Это примитивный психологический механизм выживания, эквивалентный заявлению: «если кто-то обижает меня, я уподоблюсь ему — так, чтобы меня не ранили. Я буду среди тех, кто правит». Многие девочки с гендерным расстройством озабочены силой, агрессией и фантазиями, в которых играют роль защитника. Во взрослом возрасте такие женщины могут практиковать садомазохизм, доминирование или «кожаную» тему. Эти практики высвобождают подсознательный конфликт притяжения-отталкивания в вопросах пола. Девочка, которая не смогла идентифицироваться с матерью, подавляет гнев против неё, поскольку, с одной стороны, она её желает, а с другой — она ею ранена.

Лесбийские пары на уличном фестивале в Сан-Франциско

Некоторые лесбиянки страдают не столько от неудачи в процессе идентификации, сколько от неудовлетворённой потребности в материнской заботе. У таких женщин остаётся неосознанная потребность восстановить хрупкую связь с матерью, олицетворение которой они находят в другой женщине. Привлекательность лесбийских отношений заключается в том, что женщина «наполняется» и соединяется с той частью себя, от которой она была вынуждена отказаться — своей женственностью. Она как бы заимствует её у другой женщины, но такой невротический способ решения проблемы не приносит душе исцеления. Союз с другой женщиной даёт лишь иллюзию целостности, которую необходимо постоянно поддерживать сложными механизмами самообмана и искажения реальности.

Лесбиянство по А. Сиглер-Смальц

Психотерапевт Андрия Сиглер-Смальц, бывшая лесбиянка, ныне находящаяся в браке, описывает природу лесбийских отношений.

Лесбиянка предпочитает людей собственного пола для удовлетворения своих бессознательных стремлений и боится интимной связи с противоположным полом. В лесбиянстве женщина «застревает» в развитии и поэтому не может продвинуться к здоровой гетеросексуальности. То, когда именно и каким образом происходит нарушение здорового развития, определяет степень её проблем с гендерной идентичностью.

Движущей силой в лесбийских отношениях являются нехватка эмоциональной связи и заботы со стороны своего пола, которые, как правило, не настолько сексуализированы, как в мужском гомосексуализме. Одна клиентка, осознавшая, что её лесбийские отношения воссоздают её потребность в материнской любви, объяснила мне:

«Когда я встречаю женщину, к которой я испытываю влечение, внутри меня будто что-то говорит: «А ты будешь моей мамочкой?» Это непреодолимое сильное чувство, с которым я ничего не могу поделать. Внезапно я чувствую себя маленькой. Я хочу, чтобы она заметила меня, я хочу быть особенной для неё, и это желание захватывает мой разум».

Некоторые лесбиянки испытывают негативные чувства и внутренние конфликты по отношению к мужчинам, что способствует их неспособности принять гетеросексуальность. Более того, некоторые из них твёрдо отождествляют себя с радикальным феминизмом, где женщины рассматриваются как одарённые и желанные, в то время как мужчины рассматриваются как неполноценные, помешанные на сексе и несколько бесполезные. Отнюдь не редкость, что женщины, которые долгое время были вовлечены в лесбийский образ жизни, начинают испытывать нарастающее отвращение к гетеросексуальным отношениям.

Основное принципиальное различие между мужчинами и женщинами заключается в том, что секс и сексуальное влечение не обязательно являются ключевыми компонентами лесбийских отношений. Для гомосексуальных женщин «эмоциональное влечение» играет более важную роль, чем сексуальное влечение. Случаи, в которых секс является критическим компонентом, связаны с тем, что он символизирует эмоциональную близость.

Лесбиянки нередко испытывают чувство «я не могу жить без тебя» по отношению друг к другуНа первый взгляд в этих отношениях имеется потенциал для особо сильной привязанности, однако при более внимательном рассмотрении выявляется поведение, свидетельствующее о хрупкой связи, полной страха и тревоги. Ключевые конфликты проявляются в повторяющихся темах, связанных с формированием идентичности. Например, мы видим страх быть покинутой и/или поглощённой, борьбу за контроль и власть (или безвластие), а также желание слиться с другим человеком, чтобы получить чувство безопасности и значимости.

Отношения между женщинами тяготеют скорее к социальной эксклюзивности, чем инклюзивности, и нет ничего необычного в том, что лесбийская пара постепенно уменьшает контакт с членами семьи или старыми друзьями. Такое дистанцирование обеспечивает контроль над партнёром, предотвращая его автономность, и служит защитой от предполагаемых угроз их хрупкому союзу.

Несмотря на то, что лесбийские партнёрства обычно более продолжительны, чем мужские, они часто преисполнены эмоциональной напряжённостью и держатся на «клейстере» ревности*, сверх-собственничества и различных манипуляций. В этих отношениях эмоциональные взлёты очень высоки, а конфликты крайне обострены. Чрезмерность совместного времяпрепровождения, частые телефонные звонки, непропорциональное одаривание открытками или подарками, поспешный переезд под одну крышу и объединение финансов — вот некоторые из способов защиты против автономности. В подобных отношениях мы видим контрафакт здоровой привязанности — эмоциональную зависимость и чрезвычайную переплетённость.

* Свойственная лесбиянкам патологическая ревность была отмечена ещё в классическом труде Крафт-Эббинга 1886 года «Половая психопатия»: «Эта запретная дружба процветает в особенности в женских тюрьмах и сопровождается как дикой ревностью, так и пылкой страстью. Стоит только арестантке увидеть, что другая арестантка улыбнулась её возлюбленной, как возникает сцена сильнейшей ревности вплоть до драки».