Связан ли гомосексуализм с половой распущенностью?

Большая часть следующего ниже материала опубликована в информационно-аналитическом докладе «Риторика гомосексуального движения в свете научных фактов». doi:10.12731/978-5-907208-04-9, ISBN 978-5-907208-04-9

Введение

Одним из аргументов активистов “ЛГБТ”-движения является то, что партнёрства гомосексуалистов — т. н. «гомосексуальные семьи» — якобы ничем не отличаются от разнополых семей с традиционными ценностями и мировоззрением. В средствах массовой информации превалирует картина, изображающая гомосексуальные отношения такими же здоровыми, стабильными и любящими, как и нормальные гетеросексуальные отношения, или даже превосходящими их. Такая картина не соответствует действительности, и многие представители гомосексуального сообщества честно это признают. Лица одного пола, вступающие в сексуальные отношения подвержены повышенному риску ЗППП, физических травм, психических расстройств, злоупотребления психоактивными веществами, суицида и насилия со стороны интимного партнёра. Данная статья сфокусируется на трёх существенных особенностях межличностных гомосексуальных отношений, разительно отличающих их от гетеросексуальных:
• промискуитет и связанные с ним практики;
• недолговечные и немоногамные отношения;
• повышенные показатели насилия в партнёрстве.

Содержание:

ПРОМИСКУИТЕТ
СЕКС В ОБЩЕСТВЕННЫХ МЕСТАХ
«ГЕЙ-САУНЫ»
ВЫСОКОЕ КОЛИЧЕСТВО ПАРТНЁРОВ
«БАГЧЕЙЗИНГ»
НЕСТАБИЛЬНОСТЬ И НЕЭКСКЛЮЗИВНОСТЬ ПАРТНЁРСТВ
НАСИЛИЕ В ПАРТНЁРСТВЕ

Ключевые выводы

(1) В гомосексуальных зарегистрированных партнёрствах и сожительствующих парах, в особенности среди мужчин, отмечается гораздо более высокий уровень половой распущенности, чем в гетеросексуальной популяции.
(2) Гомосексуальные партнёрства и «браки» являются преимущественно сексуально «открытыми» — допускают сексуальные связи вне пары.
(3) В среднем гомосексуальные официально зарегистрированные партнёрства и «браки» имеют значительно меньшую длительность, чем гетеросексуальные браки.
(4) Уровни насилия в гомосексуальных партнёрствах и сожительствующих парах, в особенности среди женщин, выше, чем в гетеросексуальной популяции.

Промискуитет

В сексуальных отношениях между мужчинами промискуитет является нормой и главным фактором в распространении ЗППП. Принятие гомосексуалистом “гей-идентичности” и его причастность к “ЛГБТ”-движению значительно повышают его половую распущенность (Van de Ven 1997). Видный гей-журналист Рэнди Шилтс отметил, что промискуитет «был стержнем бурлящего гей-движения 70-х» (Shilts 1987). Гомосексуальный публицист Габриэль Ротелло писал, что “гей”- движение основывается на:

«…сексуальном братстве промискуитета и любое отступление от этого промискуитета означало бы предательство гигантских масштабов… » (Rotello 1998)

Похоть, содомия, фаллосы и порнографическая презентация беспорядочных половых связей с многочисленными партнёрами являются ведущими мотивами гомосексуальной литературы, сцены, изобразительного и других видов искусств.

Эта роспись на стенах нью-йоркского общественного туалета, была сделана звездой американского поп-арта Китом Харингом в честь 20-летия Стоунволлских бунтов. Не прошло и года, как автор данного художества, описанного как «дань уважения к более беззаботным дням туалетного секса» и «грандиозное и бескомпромиссное торжество гей-сексуальности», умер от СПИДа в возрасте 31 года.

Разразившаяся в начале 1980-х эпидемия СПИДа лишь несущественно убавила сексуальный пыл гомосексуальных мужчин, да и то на короткое время. Растущая толерантность общественности к гомосексуалистам и развитие препаратов для лечения и профилактики СПИДа способствовали возобновлению повышенного уровня промискуитета, который теперь значительно облегчается многочисленными сайтами знакомств и приложениями для мобильных телефонов.

Приложением «Грайндр» ежедневно пользуются 3,8 млн. человек.

«Грайндр» — наиболее популярное геоприложение для гомосексуальных случек, позволяющее при помощи GPS определять расстояние до сексуальной цели. Его изначальный логотип, напоминающий знаки «Не влезай убьёт» или «Осторожно яд», с эксцентричной откровенностью указывал на то, что предоставляемые им услуги могут быть опасны для жизни. Как показало исследование, около 50% пользователей подобных приложений не используют презервативы. Приложение также активно используется насильниками, грабителями и серийными убийцами. Гомосексуальный автор и активист Гэри Ламберт утверждал, что нет ни одного 50-летнего гомосексуалиста, который бы не знал по крайней мере одного человека, убитого во время случайного знакомства. По словам Ламберта, сильная обсессивно-компульсивная потребность в сексе доминирует над сознанием “геев”, и для многих из них главной целью в жизни является:

«… воплощение своих похотливых фантазий и достижение некой интимности с другими мужчинами. Угроза ВИЧ-инфекции только усиливает их желания, поскольку чем больше опасность, тем острее ощущения» (Lambert 1993).

Сказанное Ламбертом перекликается с опытом работы экс-президента Американской психологической ассоциации Николаса Каммингса, руководившего клиникой в Сан-Франциско:

«В гей-сообществе сексуальные отношения были полностью открытыми и обыденными; это был основной способ общения. Днём все ходили искать сексуальные приключения в парке Buena Vista, и это было верным делом, так как все там были ради этого. Анонимный секс превратился в фетиш. В те годы было очень трудно найти мужской туалет без дыры в стене кабинки. В секс-кинотеатрах были специальные будки, где посетитель склонившись смотрел порнофильмы, а в это время кто-то заходил в будку, совершал над ним анальный половой акт и уходил, и он даже не знал, кто это был. Это было очень популярным.
Были бары, где посетители были одеты только в ковбойские чапы (кожаные ноговицы с открытым пахом), то есть на деле они были голыми. В некоторых барах стояли ванны для уринации, и желающий мог забраться в них, а другие мочились на него. Это было очень распространено.
В Сан-Франциско был заброшенный железнодорожный тоннель, где ночью в полной темноте партнёров находили на ощупь. Однажды там кого-то зарезали, это было в новостях, и что бы вы думали? — Число посетителей увеличилось в 4 раза.
У меня были пациенты, неспособные заниматься сексом с одним и тем же партнёром дважды. Ко мне также приходили пациенты, уставшие от кратковременных отношений. Большинство гомосексуальных отношений длятся около 3 месяцев. Все заняты поиском “того единственного”. Я подшучивал над пациентами, говоря им, что в своих поисках они решили переспать со всем городом, иначе не будет уверенности, что они не пропустили “того единственного”, и посмеявшись, они говорили: “А ведь Вы правильно поняли, док”» (Cummings 2011).

Gloryhole — отверстие в перегородке между кабинками в общественном туалете для совершения анонимных сексуальных контактов. Австралийский музей приобрёл данный «экспонат» у железнодорожного вокзала как наследие «гей-культуры».

Основатель гей-движения в США Гарри Хэй утверждал, что гомосексуальные контакты в общественных уборных или парках относятся к «гражданским правам» и любая попытка пресечь подобные нарушения общественного порядка это «жестокость полиции» и «угнетение» (Jennings 1994).

Активисты гей-движения Кирк и Мэдсен, адресуя проблемы поведения гомосексуалистов в книге «After The Ball», пишут следующее:

«Пожалуй, самая злокачественная форма недопустимого поведения гев — это публичный секс… Несмотря на попытки властей подавить данное явление, гомосексуальная когорта продолжает день и ночь предаваться одному из самых гнусных гей-эксцессов (зачастую на глазах у натуралов) в общественных туалетах, парках и аллеях всех крупных городов США. Эти люди не делают никаких попыток обеспечить конфиденциальность своего занятия, хотя бы дождавшись затишья в притоке посетителей. Впрочем, для многих возможность быть пойманным с поличным составляет три четверти возбуждения. Они мастурбируют в писсуары, слоняются полностью раздетыми по помещению, феллируют друг другу в акробатических позах в открытых кабинках. Когда они изливают семя — на стульчаки, стены или пол — они оставляют его там застывшим в отвратительных и легко опознаваемых лужах… Кажется невероятным, что геи могут быть такими безрассудными, но многие из них управляемы больше своими пенисами, чем мозгами… К изумлению, некоторые геи убеждены, что имеют полное право вытворять такие проделки в общественных туалетах и парках, как если бы они были созданы специально для них в качестве сексуальных площадок. Некоторые заходят так далеко, что начинают негодовать по поводу посетителей, которые попав в Рим не желают вести себя, как римляне… Гей-пресса с готовностью порицает любые замечания, что подобные публичные шалости — это плохая идея, и клеймит усилия полиции положить конец данному явлению как “харассмент против геев”…» (Kirk and Madsen 1990).

В 1978 году американский драматург Ларри Крамер, известный своими гомосексуальными предпочтениями, написал роман под названием «Гомики»1, который вызвал бурю негодования активистов «ЛГБТ+»-движения и даже требования его запретить (Baim 2011). А всё потому, что роман, как заявил сам Крамер, показал правдивую реальность субкультуры гомосексуалистов. Действия романа разворачиваются в специальных клубах и саунах, где господствуют беспорядочные половые связи, садомазохистские оргии и употребление наркотиков. На презентации своей книги Крамер сказал:

«… Что такого ужасного я сделал? Я изложил правду в письменной форме. Что я сделал? Я лишь сказал долбаную правду всем, кого когда-либо знал …» (Baim 2011).

Затем в статье, опубликованной в гомосексуальном журнале «The Advocate», Крамер написал следующее:

«СПИД среди геев никуда не денется… Нельзя трахаться без разбора с многочисленными партнёрами, которые делают то же самое, не распространяя болезнь, которая в течение многих лет была смертельна. Природа всегда берёт плату за сексуальную распущенность… Мы должны создать новую культуру, которая не будет так трагично ограничена и сосредоточена на нашей одержимости своими пенисами и на том, что мы с ними делаем». (Kramer 1997)

“Гей-сауны”

Несмотря на развитие интернет-технологий, т. н. “гей-сауны”, существующие ради неразборчивых анонимных контактов и сыгравшие немалую роль в распространении ВИЧ-инфекции, продолжают процветать в большинстве крупных городов. Исследование 2003 года показало, что более 30% гомосексуальных мужчин посещают данные заведения со средним количеством половых партнёров около 27 человек в год (Woods 2003). В полутьме одной из таких “саун”, в течение трёх лет после постановки смертельного диагноза и вплоть до самой смерти, предавался незащищённым половым контактам с 250 партнёрами в год Гаэтан Дюга, ставший одним из главных векторов распространения ВИЧ в США. Вот как описывает “гей-сауну” бывший гомосексуалист Джозеф Шиамбра, чьи пристрастия закончились для него частичным удалением прямой кишки и едва не стоили жизни:

«Планировка состояла из ряда странно расположенных зон, которые по мере продвижения вглубь становились всё более тёмными. Декор включал в себя все мужские клише: полированный хром, чёрные виниловые подушки и фрески с бодибилдерами. Зоны спереди были самыми обстоятельными, за которыми располагались почти пустые комнаты, окрашенные в чёрный цвет. Отвержение существовало, но оно было тонким, и каждый, даже обвисший и пожилой, мог найти себе пару. В крайнем случае, в задних комнатах слонялись мужчины, которым нужно было только мужское тело с кровью, текущей по его венам. Я покинул душевую и прошёл к большой секции, отведённой для гирь и различных тренировочных скамей. Оружейно-металлический серый цвет стен напоминал механический цех или гараж. Я мог различить только нечёткие очертания похожие на человеческие формы. Впереди я едва разглядел слабо освещенную прямоугольную скамью, которая как и пол была покрыта тёмным материалом. Перегнувшись через скамью, на коленях стояли несколько голых мужчин. Я не мог видеть их голов или лиц, только их приподнятые зады. Несколько секунд я стоял неподвижно. Вот оно. Я достиг кульминации своих самых глубоких желаний. Буквальный конец для каждого гея — стоять на коленях, раздвигая ягодицы, надеясь, что появится какой-нибудь мужчина»(Sciambra 2017).

Рекламный ролик «гей-сауны»

Шилтс приводит проведённое в 1982 году Центром по контролю заболеваний (CDC) исследование 50 гомосексуалистов, которым диагностировали GRID (прежнее название СПИДа). Выяснилось, что среднее число сексуальных партнёров у больных составляло 1100 человек, а несколько пациентов сообщили о 20 000 человек. Среднее число партнёров для гомосексуальной контрольной группы без заболевания составило 550. Шилтс объясняет безудержное распутство, царящее в гей-среде отсутствием сдерживающего влияния женщин и чрезмерным изобилием тестостерона:

«В гей-субкультуре нет ничего, что могло бы умерить чисто мужские ценности, реализуемые так упоённо, как это не снилось любому гетеросексуальному мачо. Промискуетет широко распространён, потому что в субкультуре, состоящей только из мужчин, некому сказать «нет». Никто не выполняет какой-либо модерирующей роли, подобной той, которую выполняет женщина в гетеросексуальной среде. Некоторые гетеросексуальные мужчины признались, что были бы в восторге от идеи немедленного, доступного, даже анонимного секса, предлагаемого гей-саунами, если бы они только могли найти согласных на это женщин. Геи, конечно же, соглашаются довольно часто». (Shilts 1987)

В видео-фрагменте ниже больной СПИДом гомосексуальный пациент утверждает, что за одну ночь у него было по крайней мере 50 половых партнёров

Вот какое откровение приводят Кирк и Мэдсен:

«Единственный билет в гей-жизнь — это внешняя привлекательность, но даже она не спасёт от разочарования… Приехав в город, он обнаружил, что есть только одна вещь, на которой сосредоточена гей-жизнь: е*ля… Когда человек молод и неопытен, самые простые «ванильные» отношения — объятия и взаимная мастурбация — ему более чем достаточны. Это что-то новое, запретное, «грязное», и захватывающее. Со временем ванильный секс с одним партнёром становится привычным, обыденным и скучным, и теряет свою способность возбуждать. Поначалу пресытившийся гомосексуалист ищет новизны в партнёрах, становясь невероятно распутным и неразборчивым. В конце концов все тела становятся для него скучными, и он начинает искать возбуждение в новых практиках. Он пытается восстановить эректильные острые ощущения через «грязные», и «запрещённые» аспекты секса, такие как фетишизм, уролагния, копрофилия и т. п.» (Kirk and Madsen 1990).

Фетишизм, эксгибиционизм и публичная уролагния на уличной ярмарке в Сан-Франциско.
Описанный выше уровень половой распущенности в гомосексуальном сообществе соответствует данным исследований.

В исследовании Bell и коллег (1978) сообщается о том, что 70% гомосексуалистов признались, что имели сексуальные отношения с более чем 50% своих партнеров только один раз, 43% из гомосексуалистов признаются в 500 либо более партнерах в течение всей жизни, 28% признаются в 1000 либо больше в течение всей жизни, и среди этих людей 79% говорят, что половина из тех партнеров им была совершенно незнакома, а 70% из этих сексуальных контактов — это контакты на одну ночь (Bell 1978). Согласно данным Pollack и коллег, среднестатистический гомосексуалист ежегодно меняет несколько десятков партнёров, и несколько сотен в течение жизни (Pollak in Aries 1985, стр. 40–51).

К 1984 году, после того как разразилась эпидемия СПИДа, гомосексуальное движение призвало своих членов умерить распущенность, но это не оказало сильного эффекта: вместо >6 партнеров в месяц в 1982 году, среднестатистический немоногамный респондент в Сан-Франциско в 1984 году указал, что имеет связь примерно с 4 партнёрами в месяц (McKusick 19842). В последующие годы CDC отметил увеличение половой распущенности среди молодых гомосексуалистов Сан-Франциско: с 1994 по 1997 годы доля гомосексуалистов, практикующих связь с множеством партнёров и незащищённый анально-генитальный контакт, увеличилась с 23,6% до 33,3%, с наибольшим ростом среди юношей до 25 лет (CDC 1999). Несмотря на свою неизлечимость СПИД более не удерживал гомосексуалистов от практики промискуитета (Hoover 1991; Kelly 1992).

В ходе опроса более 2583 гомосексуалистов преклонного возраста было установлено, что в среднем в течение жизни у них было от 100 до 500 партнёров, при этом у 12% — более 1000 партнёров (Van de Ven 1997). Также в этом же исследовании было обнаружено, что для гомосексуалистов, принадлежащих к гомосексуальному движению, вероятность того, что у них было более 50 половых партнёров в течение предыдущих 6 месяцев, в четыре раза выше, чем для гомосексуалистов, не входящих в гомосексуальное движение (Van de Ven 1997).

Опрос, проведённый гомосексуальным журналом «Genre», показал, что 24% респондентов заявили, что в их жизни было более ста сексуальных партнёров. Журнал отметил, что несколько респондентов предложили включить в опрос категорию «более тысячи сексуальных партнеров» (Lambda Report 1998).

В другом исследовании сообщается о том, что средний гомосексуалист имеет от 20 до 106 партнеров в год, средний гетеросексуал имеет 8 партнеров в течение всей жизни (Corey 1980).

Интересные данные были получены в исследовании Bell и коллег (1978) — авторы, помимо прочего, изучили, вступали ли респонденты в половой контакт с животными. Среди мужчин 19,5% гомосексуалистов и 5,4% гетеросексуальных мужчин ответили утвердительно; среди гомосексуальных женщин 6,5% ответили утвердительно, гетеросексуальные женщины ответили отрицательно (Bell 1978, 1981). На вопрос о практике сексуального садизма 26% гомосексуальных мужчин, 4,5% гетеросексуальных мужчин, 9,6% гомосексуальных женщин и 2,7 гетеросексуальных женщин ответили утвердительно (Bell 1981).

В исследовании мужских гомосексуальных пар, у 41% были открытые сексуальные соглашения с некоторыми условиями или ограничениями, а у 10% были открытые сексуальные соглашения без ограничений. 22% сообщили о нарушении оговорённых условий в предшествующие 12 месяцев, а 13% выборки сообщили о незащищённом анальном половом контакте в предшествующие три месяца со сторонним партнёром с неизвестным или сомнительным ВИЧ-статусом (Neilands 2010)

Промискуитет среди гомосексуальных женщин является менее обыденным явлением, чем среди гомосексуальных мужчин, но он всё же выше, чем среди гетеросексуальных женщин. Поразительно, но в литературе есть удивительное наблюдение о том, что среди гомосексуальных женщин уровень половой распущенности с мужчинами (!) выше, чем среди гетеросексуальных женщин. Австралийские исследователи сообщили, что вероятность того, что гомосексуальная женщина будет иметь более 50 партнеров-мужчин в течение жизни, в 4,5 раза выше, чем такая вероятность для гетеросексуальных женщин (9% против 2%); и 93% гомосексуальных женщин вступали в половую связь с мужчинами (Price 1996; Ferris 1996).

Исследования продемонстрировали, что раскрепощённое сексуальное поведение, обычно начинающееся в раннем возрасте, положительно коррелирует с гомосексуализмом. Сексуально несдержанные женщины имеют повышенное число половых партнёров, многие из которых статистически могут оказаться женщинами. По данным недавнего исследования, женщины, имеющие многочисленных однополых сексуальных партнёров, имеют ещё больше партнёров противоположного пола (Kanazawa 2019).

За последние два десятилетия сообщество лесбиянок стало более сексуализированным. Распространились эротические журналы, магазины секс-игрушек и компании порнофильмов, ориентированные на лесбиянок и управляемые им же. Клубы для лесбиянок рекламируют вечера «I Love Pussy» и с гордостью бравируют «активностью» в кабинках туалета. Лесбийские БДСМ-организации существуют в большинстве крупных городов США, и полиамория также становится всё более обычной.

Багчейзинг

Накоплен ряд наблюдений о том, что среди некоторых мужчин-гомосексуалистов практикуется добровольное и осознанное заражение себя ВИЧ-инфекцией путём вступления с ВИЧ-положительным лицом в незащищённый половой контакт. В английском языке для данного явления используются термины «багчейзер» (bugchaser) — «охотник за жуком» и «гифтгивер» (giftgiver) — «даритель». Впервые о случаях добровольного заражения ВИЧ заговорили ещё в разгар ВИЧ-эпидемии, в середине 80-х годов, когда появились первые научные статьи на эту тему (Frances 1985; Flavin 1986).

Ещё в 1999 году, в статье в журнале Сан-Франциско «SFGate», рассказывалось о том, что среди молодых гомосексуалистов наблюдается рост популярности т.н. сексуальной игры в русскую рулетку или «бейрбэкинг»3-вечеринки; то есть когда группы юношей встречаются для занятий гомосексуальными оргиями, с соблюдением трёх правил: никакой одежды, никаких презервативов и никаких разговоров о ВИЧ-статусе при том, что хотя бы один из участников является ВИЧ-положительным (Russel 1999).

POZ — журнал для ВИЧ-инфицированных представляет в романтическом свете незащищенный секс (bareback буквально переводится «с голой спиной» и означает «без седла» или «без
презерватива»)

Более точное описание «багчейзинга» появилось немного позже — в 2003 году, когда публицист Грегори Фриман опубликовал в журнале «Rolling Stone» статью «В поиске смерти», в которой рассказал о том, что среди мужчин-гомосексуалистов появился новый сексуальный фетиш: когда одни гомосексуалисты хотят целенаправленно получить ВИЧ, а другие — с радостью их инфицируют (Freeman 2003, удалено с сайта «Rolling Stone»).

«…Осознанное ВИЧ-инфицирование для них — это свержение крайнего табу, самое экстремальное сексуальное действие, которое привлекает некоторых гомосексуалистов, готовых попробовать всё. Другие чувствуют себя потерянными в группе живущих с ВИЧ из гей-сообщества. Багчейзеры хотят стать частью этого «клуба». Некоторые говорят, что багчейзинг открывает дверь к сексуальной нирване. А кое-кто не выносит мысли о том, что не похож на своего ВИЧ-позитивного любовника …» (Freeman 2003).

Несмотря на то, что статья Фримена вызвала шквал критики со стороны аффилированных с «ЛГБТ+»-движением публицистов, которые обвинили Фримена в преувеличении масштабов проблемы или манипулировании информацией, научные данные действительно свидетельствуют о подобных практиках среди гомосексуалистов. Исследователи Гоcиер и Форсайт в 1999 впервые описали в научной работе стремление к целенаправленному заражению ВИЧ среди практикующих промискуитет и незащищённый половой контакт гомосексуалистов (Gauthier 1999). В 2003 году доктор Ричард Тьюксбери описал, первый в научном сообществе, как гомосексуалисты, практикующие «багчейзинг», используют интернет и специфические сайты для знакомств (Tewksbury 2003; 2006). В 2004 году распространённость подобных практик среди гомосексуалистов описал Кроссли (Crossley 2004). Масштабные исследования использования возможностей Интернета среди гомосексуалистов-«багчейзеров» провели исследователи Гров и коллеги (Grov 2006a; 2006b; 2004). В 2007 году американские ученые Московитц и Ролофф выделили несколько причин, по которым некоторые гомосексуалисты желают инфицироваться ВИЧ: одной из причин называется стремление вхождения в некое особое «братство посвящённых», более сплоченное, чем разрозненная группа гомосексуальных мужчин (Moskowitz 2007a). Другой причиной является нежелание предохраняться и желание свободно заниматься сексом, не боясь заразиться ВИЧ. К третьей группе можно отнести людей, отрицающих СПИД как таковой и отвергающих «СПИД-истерию» как выдуманную теорию. Московитц и Ролофф сравнивали багчейзинг с сильной сексуальной зависимостью: по их мнению, мужчины, желающие получить вирус, обычно ведут неразборчивую половую жизнь, вступая в частые незащищенные половые контакты как с ВИЧ-положительными людьми, так и с теми, чей ВИЧ-статус неизвестен (Moskowitz 2007a). Психические особенности гомосексуалистов, практикующих «багчейзинг», и причины такого поведения также описаны в других работах (Moskowitz 2007b; LeBlanc 2007; Hatfield 2004; Blechner 2002). Вот как описывает их Джозеф Шиамбра:

«К тому времени я так часто болел, что был уверен, что уже заражён. Тогда я вступил в ряды бесстрашных, предположительно ВИЧ-отрицательных «багчейзеров» и тех, кто уже был заражён. В этих группах претенциозность безопасного секса либо полностью отсутствовала, либо атмосфера была слишком возбуждённой и накалённой, чтобы кто-то мог остановиться и вскрыть упаковку с презервативом. Самыми фанатичными последователями были те, кто мечтал заразиться вирусом от ВИЧ-позитивного «дарителя». Полная невозможность зачатия через однополый секс оставляла подсознательное чувство безжизненности у всех вовлечённых. Возмещение состояло в введении в сперму заряжённой частицы, которая потенциально могла преодолеть мембрану каждой клетки, навсегда изменяя принимающего» (Sciambra 2017).

Нестабильность и неэксклюзивность партнёрств

Гомосексуалисты, даже поддерживающие друг с другом длительные отношения, реже соблюдают верность друг другу. Что касается традиционных семей, то в национальном репрезентативном опросе, опубликованном в «Journal of Sex Research», было установлено, что 77% женатых мужчин и 88% замужних женщин верны своим брачным клятвам (Wiederman 1997). В другом национальном опросе было установлено, что 75% мужей и 85% жён никогда не имели сексуальных отношений вне брака (Laumann 1994). Телефонный опрос 1049 взрослых респондентов, проведенный для журнала «Parade», показал: 81% женатых мужчин и 85% замужних женщин сообщили, что никогда не нарушали своих брачных обетов (PR Newswire 1994). Согласно обзору данных 1995 года, 83% мужчин и 95% женщин сообщили о моногамии (Paik 2010). Таким образом, традиционные гетеросексуальные отношения, включая и брак — союз мужчины и женщины — является преимущественно сексуально эксклюзивным, то есть половая связь вне брака является недопустимой.

Что касается гомосексуальных отношений, включая и официально зарегистрированные, то такие партнёрства являются преимущественно сексуально не-эксклюзивными — в среднем у каждого партнёра отмечается две параллельные связи в течение года (Rosenberg 2011). В исследовании McWhirter (1985) было обнаружено, что в связи длительностью от 1 года до 5 лет, только 4,5% гомосексуалистов сообщают о моногамии, а в связи длительностью более 5 лет — ни один. Авторы заключили, что:

«Ожидание внешней сексуальной активности является правилом для мужских пар и исключением для гетеросексуалов. Гетеросексуальные пары живут с некоторой надеждой, что их отношения продлятся “пока смерть не разлучит их”, в то время как однополые пары задаются вопросом, выживут ли их отношения… Единственный и важнейший фактор, удерживающий пары вместе после десятилетней отметки — это отсутствие чувства собственничества друг к другу». (McWhirter 1985, p.3, p.256).

Harry (1984) сообщает, что 66% гомосексуальных мужчин признаются о сексе на стороне во время первого года отношений, а если они длятся более пяти лет, то число признавшихся возрастает до 90%.

Sarantakos (1998d) обнаружил, что только 10% мужских пар и 17% женских пар были намеренно моногамны. До этого он показал, что только 19% гомосексуальных пар не расставались за последние 5 лет, в то время как 66% мужских и 63% женских пар расстались с тремя или более партнёрами (Sarantakos 1996c).

В исследовании в Нидерландах было выявлено, что гомосексуальные отношения длятся в среднем полтора года. При этом гомосексуалисты, не состоящие в длительной связи, имеют около 22 случайных половых партнёров в год, а те, которые состоят в длительной связи4, — «всего лишь» 8 «любовников» в год (Lampinen 2003; Xiridou 2003). Опрос, проведённый в 2006 году исследователями из Калифорнийского университета среди гомосексуалистов и гетеросексуальных мужчин, выявил, что более половины гомосексуальных мужчин (51%) не состояли ни в каких постоянных отношениях. Среди гетеросексуальных мужчин эта доля составила 15% (Strohm 2006). В канадском исследовании гомосексуалистов, находящихся в связи с партнёром не менее 1 года, обнаружено, что лишь 25% не имели связей на стороне. Согласно утверждению автора исследования:

«…гомосексуальная культура позволяет мужчинам попробовать различные… формы отношений, а не только навязанную гетеросексуалами моногамию…» (Lee 2003).

Согласно исследованию 2013 года, около 70% заражений вирусом ВИЧ среди гомосексуалистов происходит через постоянного партнёра, поскольку подавляющее большинство измен совершается без использования презерватива (Brady 2013). Брачный терапевт д-р Хэйтон описал отношение многих гомосексуалистов к браку:

«…Гомосексуалисты уверены в том и подают такой пример, что супружеские отношения являются временными и в основном сексуальными по своей природе… В гомосексуальном сообществе преобладает мнение, что моногамия в браке не является нормой и не должна поощряться в хороших «брачных» отношениях …» (Hayton 1993).

В 2005 в опросе было выявлено, что «40,3% мужчин-гомосексуалистов, состоящих в «гражданских союзах», и 49,3% тех, которые не состояли в таких союзах, обсуждали и были согласны допустить сексуальные связи на стороне. Для сравнения, среди традиционных семей этот показатель был равен 3,5%» (Solomon 2005).

Исследователь Pollak выявил, что «лишь некоторые гомосексуальные отношения продолжаются больше двух лет, многие из них указывают, что имели более 100 сексуальных партнёров» (Pollak in Aries 1985).

В работе Whitehead (2017) было проведено сравнительное исследование длительности отношений между гетеросексуальными семейными парами и между зарегистрированными партнёрствами гомосексуалистов обоего пола на основании изучения крупнейших опубликованных исследований в США и Британии (Whitehead 2017). Средняя длительность5 гомосексуальных партнёрств составила 3,5 года, а средняя длительность отношений в гетеросексуальных семьях — 27 лет; таким образом, продолжительность отношений в официально зарегистрированных гомосексуальных партнёрствах более чем в семь раз уступает гетеросексуальным семейным отношениям (Whitehead 2017).

Симпатизирующий гомосексуальному движению автор описывает отношения между гомосексуалистами следующим образом:

«…в гей-мире единственным реальным критерием ценности является физическая привлекательность… Молодой гомосексуалист обнаружит, что он обычно интересует своих гомосексуальных собратьев только в качестве сексуального объекта. Хотя они могут пригласить его на ужин и дать ему место, где можно остановиться, но когда они удовлетворят свой сексуальный интерес к нему, они, скорее всего, забудут о его существовании и его личных потребностях». (Hoffman 1968)

В 2015 году Верховный Суд США легализовал однополые браки, обязав все штаты выдавать брачные свидетельства однополым парам, а также признавать такие свидетельства, выданные в других юрисдикциях. Однако, как показывают данные американского института общественного мнения «Gallup», гомосексуалисты не спешат воспользоваться своими новоприобретёнными правами. Если до повсеместной легализации однополых браков 7.9% американских гомосексуалистов состояли в “браке” (заключая их там, где это разрешено), то после легализации всего лишь 2.3% решили оформить свои отношения. Год спустя после решения Верховного Суда, только 9.5% американских гомосексуалистов состояли в однополых «браках», причём большинство из них — в возрасте 50+ (Jones 2017). Похожая картина наблюдается и в Нидерландах, где однополые браки легализованы с 2001 года: только 12% гомосексуалистов состоят в «браке», по сравнению с 86% своих гетеросексуальных сверстников.

Процитированный выше Джозеф Шиамбра объясняет это тем, что гомосексуальные мужчины не хотят ограничивать свои сексуальные аппетиты отношениями с одним партнёром:

«Под императивом мужской биологии, освобождённой от возражений жён и подруг, гомосексуальные мужчины склонны к многочисленным партнёрствам и неугомонности, отсюда и относительно низкое число однополых браков (9,6%), которое после решения Обергефелла возросло лишь на 1,7%, а также сохранение ВИЧ-инфицирования среди мужчин в предположительно стабильных отношениях. Отношения между гомосексуальными мужчинами преимущественно являются не моногамными, а оговорёнными открытыми отношениями. Тем не менее, создаётся видимость, приравнивающая мужской гомосексуализм к гетеросексуальности или даже лесбиянству» (Sciambra 2017)

В отличии от гетеросексуалов, «браки», «моногамия» и «верность» для гомосексуальных мужчин редко означают одного партнёра. Так, в руководстве The Handbook of Family Diversity (1999) приводится исследование, в котором многие пары, относящие себя к «моногамным», сообщили, что за последний год у них в среднем было 3–5 партнёров.

Британский журналист Майло Яннопулос описывает суть гей-отношений следующим образом:

«У меня всегда есть один главный друг, который может меня материально обеспечить. Обычно это доктор, банкир или что-то в этом роде. И у меня также есть пара друзей для секса — личные тренеры, атлеты. Я приглашаю их, а тот основной бойфренд приглашает меня… Дело в том, что мы имеем возможности, которые вы не имеете. У нас есть весьма значительная дозволенность, освобождающая нас от всяких формальностей. Поэтому гей-браки — это так нелепо. Боже мой, да кто захочет быть с одним человеком — это же ужасно» (Yiannopoulos 2016).

Как показывает практика, вопреки истерии по поводу однополых браков, подавляющему большинству гомосексуалистов они вовсе не нужны. Как можно объяснить данный парадокс? Начнём с того, что однополые отношения неустойчивы по своей природе. Если в естественных отношениях мужчина и женщина взаимодополняют друг друга своими биологическими и психологическими различиями, то в однополых отношениях гармония взаимодополнения отсутствует, отчего гомосексуалисты испытывают непреходящую неудовлетворенность, выражающуюся в безостановочных поисках. Как подметил психиатр Эдмунд Берглер:

«Самые худшие гетеросексуальные отношения — идиллия, по сравнению с самыми лучшими гомосексуальными» (Bergler 1956, стр. 17).

Так что предоставленная возможность вступать в брак с партнёром одного пола вовсе не изменяет тот факт, что такие отношения не работают.

Любопытное объяснение отсутствию моногамии среди гомосексуальных мужчин предлагает бывший гомосексуалист Уильям Аарон. Примечательно, что он использует популярное в 60-х но забытое ныне слово «гомофил» (наподобие зоофил, педофил и т. д.):

«В гей-жизни верность практически невозможна. Так как частью гомосексуальной компульсии, по-видимому, является потребность гомофила «поглощать» мужественность своих сексуальных партнеров, он постоянно должен быть в поиске [новых партнёров]. Следовательно, наиболее успешные гомофильные “браки” — это те, в которых между партнёрами существует договорённость иметь романы на стороне, сохраняя видимость постоянства в их жизненном устройстве…Гей-жизнь наиболее типична и работает лучше всего, когда сексуальные контакты безличны и даже анонимны. Как группа, гомосексуалисты, которых я знал, кажутся гораздо более озабоченными сексом, чем гетеросексуалы…» (William Aaron 1972, p.208)

Берглер, описывая психологический портрет типичного гомосексуалиста, также отмечает предпочтение анонимного секса и постоянную неудовлетворённость, ведущую к непрестанным поискам:

«Типичный гомосексуалист постоянно находится в поиске. Его “круизинг” (гомосексуальный термин для поиска двухминутного или в лучшем случае краткосрочного партнёра) является более экстенсивным, чем у гетеросексуального невротика, специализирующегося на партнёрах на одну ночь. По словам гомосексуалистов это доказывает, что они жаждут разнообразия и имеют ненасытные сексуальные аппетиты. На деле же это доказывает только то, что гомосексуализм является скудной и неудовлетворительной сексуальной диетой. Это также доказывает существование постоянного мазохистского стремления к опасности: каждый раз в своих круизингах гомосексуалист подвергается риску избиения, попыткам вымогательства или венерическим заболеваниям… Многие гомосексуальные контакты происходят в туалетах, в безвестности парков и турецких банях, где секс-объект даже не виден. Такие безличные средства достижения “контакта” заставляют выглядеть посещение гетеросексуального публичного дома как эмоциональный опыт». (Bergler 1956, p. 16)

Вoт как описывают суть гомосексуальных отношений упомянутые выше активисты Kirk и Madsen:

«Гомосексуалисты не очень хороши в приобретении и удержании партнёров. Отношения между ними обычно не длятся долго, хотя большинство искренне стремится найти себе вторую половинку. Другими словами, все ищут, но никто не находит. Как объяснить этот парадокс? Во-первых это связано с особенностями мужской физиологии и психологии, которые делают сексуальную и романтическую связь мужчины с мужчиной по своей природе менее устойчивой, чем связь мужчины с женщиной. В среднем, секс-драйв женщины менее интенсивен, чем у мужчины, и менее возбудим визуальными стимулами. Женщина более сексуально восприимчива к своим эмоциям, чем к тому, что она видит. Мужчины, с другой стороны, не только более сексуально озабочены (почти всегда), но также быстро и сильно возбуждаются при одном только виде «идеального» партнёра.

Во-вторых, сексуальное возбуждение сильно зависит от «таинственности», то есть степени неизведанного между партнёрами. Очевидно, что физически и эмоционально, мужчины больше похожи друг на друга, чем на женщин, и поэтому неизведанного там меньше. Это, как правило, приводит гомосексуалистов к быстрому переутомлению от своих партнёров. Интересно, что это ещё более верно для лесбиянок, чья страсть проходит весьма быстро, но поскольку их сексуальные потребности относительно скромны, они легко удовлетворяются эмоциональными взаимоотношениями.

Единственным критерием, по которому большинство гомосексуалистов выбирают свои связи, является сексуальная привлекательность. Постоянные сношения с незнакомыми и безразличными им людьми в конечном итоге укрепляются в привычную поверхностность и нежелание судить по более важным критериям. Кредо такого гомосексуалиста можно выразить как: «Карл хоть и мудак, но у него большой елдак, пожалуй я пойду с ним домой».

Эмоциональная незрелость, страх перед обязательствами и сильное чувство собственной неполноценности ведут многих гомосексуалистов к массивному промискуитету. Уверенные в глубине души в собственной никчёмности, они подавляют это ужасное чувство постоянными подтверждениями, что они сексуально желанны, предаваясь беспорядочным половым связям с анонимными партнёрами. И хотя почти каждый гомосексуалист скажет, что хотел бы найти настоящую любовь, его требования настолько завышены и нереалистичны, что он не оставляет себе практически никаких шансов встретить такого человека. Например, он должен не пить, не курить, интересоваться искусством, пляжем, гуакамоле, выглядеть и вести себя как натурал, хорошо одеваться; иметь чувство юмора, «правильное» социальное происхождение; не должен иметь много волос на теле; должен быть здоровым, гладко выбритым, обрезанным. . . ну, вы поняли.

Почему гомосексуалисты ставят себя в такое положение? Во-первых, потому что они предпочитают жить в фантазиях, чем иметь дело с реальностью. Во-вторых, это даёт им удобное оправдание, почему у них до сих пор никого нет, и что неразборчивый и безличный секс — это на самом деле поиск того единственного.

«Нежелание» иметь любые персональные отношения зачастую оказывается банальной неспособностью иметь их. Люди, страдающие этой проблемой, пойдут на любую крайность, чтобы рационально объяснить свою неадекватность, вплоть до написания книг, оправдывающих их «образ жизни» как «революционно-политическое заявление» и «представление бродячих артистов сексуального уличного театра».

Когда, за неимением лучшего, мужчина-гомосексуалист всё же соглашается на простого смертного, битва за любовь на этом не заканчивается — она только начинается. Среднестатистический Джони Гей скажет вам, что ищет отношения «без хлопот», в которых любовник «не слишком вовлечён, не выдвигает требований, и даёт ему достаточно личного пространства». В действительности же никакого пространства не будет достаточно, потому что Джони ищет не любовника, а подручного «fuck buddy» — приятеля для траха, своего рода неприхотливый бытовой прибор. Когда в отношениях начинает проявляться эмоциональная привязанность, (которая, по идее, должна быть самой разумной их причиной), они перестают быть удобными, становятся «хлопотными» и разваливаются. Но тем не менее, не все гомосексуалисты ищут настолько сухие «отношения». Некоторые хотят настоящий обоюдный роман, и даже находят его. Что происходит тогда? Рано или поздно, одноглазый змей поднимет свою уродливую голову.

В гей-сообществе никогда не было традиции верности. Не важно, насколько счастлив гомосексуалист со своим возлюбленным, он, скорее всего, в конечном итоге пойдёт искать х**. Показатель измен между «женатыми» гомосексуалистами, через какое-то время, приближается к 100%. Мужчины, как уже было сказано, более возбудимы, чем женщины, которые оказывают стабилизирующее влияние, и какая-нибудь смазливая мордашка в метро или супермаркете, с лёгкостью может вскружить им голову. Два гея — двойная проблема, арифметически возводящая в квадрат вероятность фатальной интрижки. Многие гомосексуальные пары, склоняясь перед неизбежным, соглашаются на «открытые отношения». Иногда это работает: выпустив пар, беспокойный любовник возвращается к партнёру, который для него важнее других. Но это работает не всегда. Иногда открытые отношения больше подходят одному партнёру, чем другому, который в конечном итоге признаёт, что не может это терпеть, и уходит. Иногда это просто молчаливое признание того, что отношения уже не основываются на любви, а на сексуальном и бытовом удобстве. Последнее может стать особо отвратительным: любовники, а точнее соседи по комнате, превращаются в пособников, помогающих друг другу искать партнёров для секса на троих»… (Kirk and Madsen 1990).

Согласно клинической картине доктора Николоси, оба партнёра в гомосексуальных отношениях обычно испытывают идущую из детства защитную отчуждённость от своего пола и потребность её компенсировать. Поэтому их отношения часто принимают форму нереалистичной идеализации другого мужчины в качестве прообраза маскулинного интроекта. В поисках отношений с другими мужчинами и их сексуализации, гомосексуалист пытается реинтегрировать потерянную часть своей личности. Преследуя другого мужчину для восполнения отсутствующих у него мужских качеств, гомосексуалист либо развивает самоуничижительную зависимость от партнёра, либо испытывает горькое разочарование, обнаружив в нём точно такой же дефицит маскулинности, как и у него самого.

самоуничижительная зависимость от партнёра

Разочаровавшись, он отправляется на поиски другого, более удовлетворяющего партнёра. Поскольку его влечение возникает из-за дефицита, он не может свободно любить: его амбивалентное отношение к своему полу и защитная отчуждённость препятствуют установлению доверия и интимности. Он воспринимает других мужчин только с точки зрения того, что они могут сделать для восполнения его недостаточности. В этих отношениях берут, а не отдают.

Находящийся в депрессии мужчина может временно почувствовать себя на высоте при помощи анонимного секса — из-за его возбуждения, интенсивности и даже опасности, с последующей сексуальной разрядкой и немедленным снижением напряжения. Но это лишь вопрос времени, пока он опять не впадёт в депрессию, и не обратится вновь к анонимному сексу как краткосрочному решению своего душевного дискомфорта. Часто гомосексуальный клиент сообщает о поиске анонимного секса после инцидента, в котором он чувствовал себя проигнорированным или оскорблённым другим мужчиной.

Насилие в партнёрстве

Согласно пособию по здравоохранению ЛГБТ, «Сексуальные меньшинства чаще испытывают серьёзные физические и психические условия, такие как домашнее насилие и злоупотребления веществами…» (Makadon 2008). Лесбиянки чаще, чем гомосексуальные мужчины являются жертвами и инициаторами насилия (Waldner-Haugrud 19972).

Исследование АПА обнаружило, что 47,5% лесбиянок когда-либо испытывали физическое насилие со стороны партнёрши. Среди гомосексуалистов о насилии со стороны партнёра сообщили 38.8% (Balsam 2005). Похожие данные представил CDC — 40,4% лесбиянок подвергались физическому насилию со стороны партнёрши, в 29,4% насилие было серьёзным: избиение, прижигание или или удар обо что-то твёрдое (Walters 2013).

В выборке гомосексуальных мужчин, подвергшихся побоям, 73% из них стали жертвой сексуального насилия со стороны партнёра (Merrill 2000). Welles и коллеги обнаружили, что 49% чернокожих мужчин в однополых отношениях подвергались физическому, а 37% — сексуальному насилию (Welles 2011).

«Журнал семейных исследований ГЛБТ» сообщил, что 70,2% лесбиянок подверглись психологическому насилию в течение последнего года (Matte & Lafontaine 2011). Другое исследование показало, что 69% женщин, вовлечённых в однополые отношения, сообщают о вербальной агрессии, а 77,5% о контролирующем поведении со стороны партнёрши. Для гомосексуальных мужчин эти данные составляли 55,6% и 69,6% соответственно (Messinger 2011). По данным обзора CDC, в среднем 63,5% лесбиянок испытывали психологическую агрессию со стороны партнёрши, проявляющуюся чаще всего в изоляции от семьи и друзей, унижениях, оскорблениях и заверениях, что никому другому они не нужны (Walters 2013).

Lie и коллеги отмечают, что агрессия в лесбийских отношениях чаще всего носит взаимный характер. В их выборке 23,1% лесбиянок сообщили о принудительном сексе со стороны их нынешней партнёрши, и 9,4% — со стороны бывшей партнёрши. Кроме того 55.1% сообщили о вербальной и эмоциональной агрессии (Lie et al. 1991). В другом исследовании было обнаружено, что по сравнению с 17,8% гетеросексуальных женщин, 30,6% лесбиянок имели секс против своей воли (Duncan 1990), а согласно Waldner-Haugrud (19971) 50% лесбиянок испытали насильственную пенетрацию со стороны своей партнёрши, что лишь на 5% меньше, чем у гомосексуальных мужчин.

В статье 1994 года в журнале «Journal of Interpersonal Violence» были рассмотрены проблемы конфликтных отношений и насилия в женских гомосексуальных партнёрствах (Lockhart 1994). Исследователи обнаружили, что 31% респонденток сообщили о том, что испытали по меньшей мере один эпизод физического насилия со стороны партнёрши. Согласно данным Nichols (2000), 54% гомосексуальных женщин отметили, что испытывали 10 и более эпизодов насилия со стороны партнёрш, 74% указали на 6–10 эпизодов (Nichols 2000).

Опрос «National Violence against Women Survey», показал, что «в однополых сожительствах наблюдается значительно более высокий уровень насилия, чем в разнополых. 39% сожительниц сообщили о физическом и психическом насилии со стороны партнёрши по сравнению с 21,7% респондентов из разнополых сожительств. Среди мужчин эти показатели составляют соответственно 23,1% и 7,4%» (CDC 2000).

В своей работе «Men Who Beat the Men Who Love Them» Island и Letellier подсчитали, что «частота домашнего насилия в гомосексуальных мужских партнёрствах почти вдвое выше, чем в гетеросексуальной популяции» (Island 1991).

Согласно исследованию, опубликованному правительством Канады в 2006 году:

«…супружеское насилие происходило в два раза чаще среди гомосексуальных пар по сравнению с гетеросексуальными: 15% и 7% соответственно» (Statistics Canada – Catalogue no. 85-570, p.39).

Источники: ncjrs.gov и js.gov

Дополнительная информация

С дополнительной информацией и подробностями можно ознакомиться в следующих источниках:

  1. Dailey T.J. Comparing the Lifestyles of Homosexual Couples to Married Couples. Family Research Council. 2004.
  2. Cameron P. Domestic violence among homosexual partners. Psychol Rep. 2003 Oct;93(2):410-6. DOI: 10.2466/pr0.2003.93.2.410
  3. Reisman J. The Reisman & Johnson Report. Applied to “Homosexual Marriage” And “Hate Crimes”. Preliminary Progress Report. A Working draft 2008. First Principles Press. стр. 8 — 11.

Примечания

1 англ.: «Faggots»
2 В 1982 респонденты указали, что в течение предыдущего месяца у них было в среднем 4,7 новых партнёров; в 1984 – 2,5 новых партнёров за тот же период.
3 анг.: «Barebacking» — верховая езда без седла. Имеется в виду генитально-анальная пенетрация (“анальный” секс) без презерватива.
4 проживают с «зарегистрированным постоянным партнёром»
5 время от регистрации до расторжения гомосексуального партнёрства или «брака»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.