Гомосексуализм: болезнь или образ жизни?

Выдающийся психиатр середины ХХ века, доктор медицинских наук Эдмунд Берглер написал 25 книг по психологии и 273 статьи в ведущих профессиональных журналах. Его книги охватывают такие темы, как развитие ребёнка, неврозы, кризисы среднего возраста, брачные трудности, азартные игры, саморазрушительное поведение и гомосексуализм. Далее приведены выдержки из книги «Гомосексуализм: болезнь или образ жизни?»

Уже почти тридцать лет я лечу гомосексуалистов, проводя с ними много часов в ходе их анализа. Я могу с основанием сказать, что у меня нет предубеждений против гомосексуалистов; для меня они больные люди, нуждающиеся в медицинской помощи. У меня было много терапевтических успехов с ними, некоторые неудачи и некоторые разочарования. Я обязан им за предоставленную возможность изучить их психическую структуру, а также генезис и излечимость их болезни. В общем, у меня нет причин жаловаться на гомосексуалистов.

Тем не менее, хотя у меня нет предвзятости, если бы меня спросили, что представляет собой гомосексуалист, я бы сказал, что гомосексуалисты по своей сущности довольно неприятные люди, независимо от их приятных или неприятных внешних манер. Да, они не несут ответственности за свои бессознательные конфликты, однако эти конфликты настолько поглощают их внутреннюю энергию, что их внешняя оболочка представляет собой смесь надменности, псевдоагрессии и нытья. Как все психические мазохисты они раболепствуют, когда сталкиваются с более сильным человеком, а получив власть, становятся безжалостными, растаптывая более слабого человека без малейших угрызений совести. Единственный язык, который понимает их бессознательное — грубая сила. Больше всего озадачивает то, что вы редко находите неповрежденное эго (то, что принято называть «правильным человеком») среди них.

Будучи неуверенным в собственных впечатлениях, я неоднократно проверял их со своими вылеченными гомосексуальными пациентами, прося их подытожить своё мнение о гомосексуалистах через годы после излечения. Впечатления от своих прежних соратников, высказанные вылеченными гомосексуалистами, были смертельной критикой, по сравнению с которой мой разбор звучал как детский лепет.


Личность гомосексуалиста пропитана смесью, состоящей из следующих элементов:

  1. Мазохистская провокационность и коллекционирование несправедливостей.
  2. Оборонительная злоба.
  3. Легкомыслие, прикрывающее депрессию и вину.
  4. Гипернарциссизм и гиперпернадменность.
  5. Отказ признать принятые стандарты в несексуальных вопросах под предлогом, что право срезать углы морали причитается гомосексуалистам как компенсация за их “страдания”.
  6. Ненадежность общего характера, также более или менее психопатической природы.

Наиболее интересной особенностью этого секстета качеств является его универсальность. Независимо от уровня интеллекта, культуры, происхождения или образования, все гомосексуалисты обладают им.

СОБИРАТЕЛЬ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЕЙ

Каждый гомосексуалист является заядлым собирателем несправедливостей и следовательно, психическим мазохистом. Психический мазохист — это невротик, который посредством своих безсознательных провокаций создаёт ситуации, в которых он будет поражён, унижен и отвергнут.

ПОСТОЯННО НЕУДОВЛЕТВОРЕННЫЙ, СЛЕДОВАТЕЛЬНО ПОСТОЯННО В ПОИСКАХ

Типичный гомосексуалист постоянно находится в поиске. Его «круизинг» (гомосексуальный термин для поиска двухминутного или, в лучшем случае, краткосрочного партнёра) является более экстенсивным, чем у гетеросексуального невротика, специализирующегося на партнёрах на одну ночь. По словам гомосексуалистов это доказывает, что они жаждут разнообразия и имеют ненасытные сексуальные аппетиты. На деле же это доказывает только то, что гомосексуализм является скудной и неудовлетворительной сексуальной диетой. Это также доказывает существование постоянного мазохистского стремления к опасности: каждый раз в своих круизингах гомосексуалист подвергается риску избиения, попыткам вымогательства или венерическим заболеваниям.

НЕОБОСНОВАННАЯ МЕГАЛОМАНИЧЕСКАЯ УБЕЖДЁННОСТЬ В ПРЕВОСХОДСТВЕ ГОМОСЕКСУАЛИСТОВ И В ПОВСЕМЕСТНОСТИ ГОМОСЕКСУАЛЬНЫХ ТЕНДЕНЦИЙ

Мегаломанический взгляд на жизнь — это еще один типичный признак гомосексуалиста. Он глубоко убежден в превосходстве своего типа над всеми остальными, и часто поддерживает это убеждение неправильно понятыми историческими примерами. В то же время он уверен, что «в глубине души каждый имеет какие-то гомосексуальные наклонности.

ВНУТРЕННЯЯ ДЕПРЕССИЯ И НЕПОМЕРНАЯ ЗЛОБА

Отчасти компенсационная мания величия гомосексуалиста не препятствует глубокой внутренней депрессии. Наподобие наполеоновского «поскреби русского — найдёшь татарина», можно было бы сказать: «поскреби гомосексуалиста — найдёшь депрессивного невротика». Иногда показное легкомысленное веселье «геев» [буквально «весёлых»] — термин гомосексуалистов для самих себя, является очень тонким псевдоэйфоричным камуфляжем. Это техника защиты от мазохистской депрессии. Другая такая техника — преувеличенная и неудержимая злоба гомосексуалистов, которая всегда готова быть пущена в ход. Эта злоба идентична псевдоагрессии, объяснённой в таблице:

ВНУТРЕННЯЯ ВИНА, ВОЗНИКАЮЩАЯ ИЗ-ЗА ИЗВРАЩЕНИЯ

Без исключений, глубокая внутренняя вина, возникающая из-за извращения, присутствует у всех гомосексуалистов. Это смещённая вина, относящаяся к мазохистской подструктуре. Вина, признаётся она или отрицается (как правило, отрицается), является неотъемлемой частью гомосексуальной структуры. «Мобилизация» этой вины и возвращение её на место, служит средством для терапевтических изменений в психиатрическом лечении. Здесь нужно различить между извращением в психиатрическом смысле и популярном: последнее включает в себя моральный оттенок, в то время как психиатрическое извращение означает инфантильный секс, встречающийся у взрослого, и приводящий к оргазму. Короче говоря — болезнь.

ИРРАЦИОНАЛЬНАЯ РЕВНОСТЬ

Гомосексуалисты проявляют количество иррациональной и насильственной ревности, не имеющее аналогов в гетеросексуальных отношениях. Даже в редких случаях долговременных гомосексуальных отношений, происходят постоянные взрывы ревности. Эта псевдоревность прикрывает более глубокие подавленные конфликты: что на поверхности выглядит как ревность, на деле является поводом для «собирания несправедливостей». Это особо очевидно в тех случаях, когда выбирается явно распутный партнёр и от него ожидается верность.

«НЕНАДЁЖНОСТЬ» КАК ЭЛЕМЕНТ ПСИХОПАТИЧЕСКИХ ТЕНДЕНЦИЙ

Ненадёжность, от задатков и до ярко выраженного психопатического тренда, является правилом, а не исключением у гомосексуалистов. Живя в заговорщической атмосфере они используют непристойные короткие пути, обходы и заговоры. Иногда их методы давления кажутся заимствованными из диктаторско-криминальной среды. Сознательная рационализация проста: «Я слишком много страдал — мне можно».


Сегодня проблема гомосексуализма стоит более остро нежели десять лет назад. Извращение стало более распространённым благодаря искусственному созданию новых новобранцев в результате распространения ошибочных статистических данных. Некоторые структуры личности всегда тянулись к гомосексуализму, однако помимо обычного набора, в последние годы мы видим новый тип «новобранцев». Это молодые люди в их позднем подростковом возрасте или в начале двадцатилетия — «пограничные» гомосексуалисты, которые в решении «быть или не быть» сидят между двух стульев. Толчок к гомосексуализму в этом случае обеспечивается утверждениями таких, как Кинси. Многие из этих «пограничников» не являются настоящими гомосексуалистами: их псевдомодернизм и неуместное экспериментирование (происходящее из ошибочной веры в то, что гомосексуализм «нормален и одобрен наукой») имеют печальные последствия, обременяющие их разрушительной виной и неуверенностью в себе. Это бремя сохраняется даже после возвращения к гетеросексуальности. Трагическое и жалкое зрелище «статистически индуцированного гомосексуалиста» объясняется неспособностью распространить простые медицинские факты.


Новым и ни в коем случае не ограниченным источником брачных трагедий стала женитьба так называемых “бисексуалов” на ничего не подозревающих женщинах, судьбы которых рушатся, когда они обнаруживают, что они не жёны, а ширма… “Бисексуальность” существует только как лестное описание гомосексуалиста, сохранившего лёгкие остатки гетеросексуальности, которые на некоторое время делают его способным на бесстрастный половой акт, дающий ему необходимое внутреннее алиби. Никто не может танцевать на двух свадьбах одновременно, даже самый искусный гомосексуалист. Равного распределения либидозных побуждений между гомо- и гетеросексуальностью не существует просто потому, что гомосексуализм — это не сексуальный драйв, а защитный механизм. Так называемые “бисексуалы” в действительности являются истинными гомосексуалистами с небольшой примесью потенции по отношению к нелюбимым женщинами. Когда гомосексуалист такого порядка женится на ничего не подозревающей женщине, извращение мужа проявляется неизбежно и трагически. Браки “бисексуалов” мотивированны социальными причинами или наивной верой в то, что женитьба научит их нормальности. Раньше такие браки были редки; в настоящее время они являются правилом.


В настоящее время гомосексуальные сражения ведутся на три фронта:
Гомосексуалисты: «Мы нормальные и требуем признания!»
Гетеросексуалы: «Вы извращенцы и ваше место в тюрьме!»
Психиатры: «Гомосексуалисты — больные люди и подлежат лечению».
Под влиянием отчётов Кинси гомосексуалисты набрались смелостии теперь фактически требуют статус меньшинства. Как в любой переходный период, можно предложить только полумеры. Среди них наиболее важными являются:

  1. Распространение знания о том, что гомосексуализм — это невротическое заболевание, в котором крайне тяжелые и неизбежные саморазрушительные тенденции охватывают всю личность, и что это не образ жизни.
  2. Распространение знания о том, что гомосексуализм — это излечимое заболевание.
  3. Создание и обслуживание амбулаторных отделений для лечения гомосексуалистов, в рамках существующих психиатрических отделений в крупных больницах, укомплектованных специально обученными психиатрами.

До сих пор борьба с гомосексуализм велась через благонамеренные и разумные моральные аргументы и одинаково необходимые юридические ограничения. Ни один из этих методов не оказался эффективным. Моральные аргументы тратятся впустую на гомосексуалистов, поскольку, пренебрегая конвенциями, они удовлетворяют свою невротическую агрессивность. Угрозы тюремного заключения одинаково бесполезны: типичная мегаломания гомосексуалиста позволяет ему думать о себе как об исключении, в то время как его подсознательные мазохистские тенденции делают риск лишения свободы заманчивым. Единственным эффективным способом борьбы и противодействия гомосексуализму будет широкое распространение знаний о том, что нет ничего гламурного в страдании болезнью, известную как гомосексуализм. Это, на первый взгляд сексуальное расстройство, неизменно сочетается с серьёзным подсознательным саморазрушением, которое неизбежно проявляется вне сексуальной сферы, поскольку охватывает всю личность. Настоящий враг гомосексуалиста — не его извращение, а его неосведомлённость о том, что ему можно помочь, плюс его психический мазохизм, заставляющий его избегать лечения. Эта неосведомлённость искусственно поддерживается гомосексуальными лидерами.


Гомосексуалист любого пола считает, что его единственная проблема — это «неоправданное отношение» окружающей среды. Он утверждает, что если бы его оставили в покое, и ему больше не нужно было бояться закона, социального остракизма, вымогательства или разоблачения, он смог бы быть таким же «счастливым», как и его противоположность — гетеросексуал. Это, конечно же, самоутешительная иллюзия. Гомосексуализм — это не «образ жизни», как необоснованно полагают эти больные люди, а невротическое искажение всей личности. Само собой, что гетеросексуальность сама по себе не гарантирует эмоционального здоровья — и среди гетеросексуалов есть бесчисленные невротики. В то же время существуют и здоровые гетеросексуалы, но не существует здоровых гомосексуалистов. Вся структура личности гомосексуалиста пронизана бессознательным желанием страдать. Это желание удовлетворяется самосозданием проблем, что удобно сваливается на внешние трудности, с которыми сталкивается гомосексуалист. Если бы внешние трудности полностью убрали, а в некоторых кругах в крупных городах они фактически удалены — гомосексуалист всё равно останется эмоционально больным человеком.


Ещё 10 лет назад, лучшее, что наука могла предложить было примирение гомосексуалиста с его «судьбой», другими словами, устранение сознательного чувства вины. Последний психиатрический опыт и исследования однозначно доказали, что якобы необратимая судьба гомосексуалистов (иногда даже приписываемая несуществующим биологическим и гормональным условиям) на самом деле является терапевтически изменяемым подразделением невроза. Терапевтический пессимизм прошлого постепенно исчезает: сегодня психотерапия психодинамичного направления может вылечить гомосексуализм.


В последних книгах и постановках были предприняты попытки выставить гомосексуалистов в образе несчастных жертв, заслуживающих сочувствие. Обращение к слёзным железам необоснованно: гомосексуалисты всегда могут прибегнуть к психиатрической помощи и излечиться, если они только захотят. Но настолько распространено невежество общественности по этому вопросу, и настолько эффективна манипуляция гомосексуалистов общественным мнением относительно самих себя, что даже интеллигентные люди, которые точно родились не вчера, попались на их удочку.


«За тридцать лет практики я успешно завершил анализ ста гомосексуалистов (тридцать других анализов были прерваны либо мной, либо уходом пациента), и проконсультировал около пятисот. Исходя из накопленного таким образом опыта, я могу с увереенностью сказать, что гомосексуализм имеет отличный прогноз при психиатрическом лечении психодинамического подхода от одного года до двух лет, минимум три сессии в неделю, при условии, что пациент действительно хочет измениться. То, что благоприятный исход не основывается на каких-то личных переменных подтверждается тем фактом, что значительное число коллег достигло аналогичных результатов.


Гомосексуалист не отвергает женщин, а бежит от них. Бессознательно он смертельно их боится. Он бежит от женщины как можно дальше, уходя на «другой континент» — к мужчине. Типичная уверенность гомосексуалиста в том, что он «безразличен» к женщинам — не более чем выдавание желаемого за действительное. Внутренне он ненавидит женщин компенсационной ненавистью обуянного страхом мазохиста. Это проявляется в каждом аналитическом обсуждении с гомосексуальным пациентом.

Гомосексуалист обращается к мужчинам в качестве антидота против женщин. Вознесение мужчины до объекта влечения — вторично. Это влечение всегда смешано с презрением. По сравнению с презрением, проявляемым типичным гомосексуалистом к своим сексуальным партнёрам, ненависть и пренебрежение к женщинам наиболее жестокого гетеросексуального женоненавистника выглядят доброжелательностью. Часто вся личность «любовника» стирается. Многие гомосексуальные контакты происходят в туалетах, в безвестности парков и турецких банях, где секс-объект даже не виден. Такие безличные средства достижения «контакта» заставляют выглядеть посещение гетеросексуального публичного дома как эмоциональный опыт.


Гомосексуализм часто сочетается с психопатическими тенденциями. Сам по себе гомосексуализм не имеет ничего общего с психопатией — комбинация возникает из-за общей оральной регрессии. На поверхности психопатические действия относятся к фантазии мести, однако за этим плохо завуалированным палимпсестом скрываются глубокие саморазрушительные тенденции, которые не в силах скрыть широкий псевдоагрессивный фасад.


Сочетание гомосексуализма с мошенничеством, пристрастием к азартным играм, алкоголизмом, наркоманией, клептоманией — обычное явление.


Поражает то, насколько велика доля психопатических личностей среди гомосексуалистов. Говоря простым языком, многие гомосексуалисты, несут на себе клеймо ненадёжности. В психоанализе эта ненадёжность, считается частью орального характера гомосексуалистов. Эти люди всегда создают и провоцируют ситуации, в которых они чувствуют себя несправедливо ущемлёнными. Это чувство несправедливости, которое испытывается и увековечивается благодаря их собственному поведению, даёт им внутреннее право быть постоянно псевдоагрессивными и враждебными по отношению к их окружению, и жалеть себя мазохистически. Именно эту мстительную тенденцию непсихологический, но наблюдательный внешний мир называет «ненадежностью» и неблагодарностью гомосексуалистов. Не менее поразительно, насколько велика доля гомосексуалистов среди мошенников, псевдологов, поддельщиков, правонарушителей всех видов, наркоторговцев, азартных игроков, шпионов, сутенёров, владельцев борделей и т.д.


Лесбианизм

Генез женского гомосексуализма идентичен мужскому: нерешённый мазохистский конфликт с матерью раннего младенчества. На оральной фазе развития (первые 1,5 года жизни), начинающая лесбиянка проходит через череду сложных перипетий с матерью, препятствующих благополучному завершению данной фазы. Особенность клинического лесбийского конфликта состоит в том, что он представляет бессознательную трёхслойную структуру: мазохистское «собирание несправедливостей», которое покрывается псевдоненавистью, которая покрывается преувеличенной псевдолюбовью к представителю инфантильного образа матери (невротики способны только на эрзац-эмоции и псевдоагрессию!).

Лесбиянка — это невротик с триадой бессознательного сокрытия, приводящей к довольно трагикомическому квипрокво, шутке над наивным наблюдателем. Во-первых, лесбиянство, как ни парадоксально, является не эротическим, а агрессивным конфликтом: основа психического мазохизма орально-регрессированного невротика — это нерешённый агрессивный конфликт, который бумерангом возвращается из-за чувства вины и только вторично либидинизируется. Во-вторых, под маской отношений «мужа и жены» скрыты невротически заряженные отношения между ребёнком и матерью. В-третьих, лесбиянство производит впечатление биологического факта; наивный наблюдатель ослеплён их сознательным получением удовольствия, в то время как под этим скрывается излечимый невроз.

Внешний мир в своём невежестве считает лесбиянок мужественными женщинами. Однако отнюдь не каждая мужественная женщина — гомосексуальна. С другой стороны, внешне мужественная лесбиянка, имитирующая мужчин в одежде, поведении и отношениях, лишь проявляет камуфляж, скрывающий её настоящий конфликт. Ослеплённый этой подпитываемой лесбиянками скотомой, сбитый с толку наблюдатель не в состоянии объяснить «пассивную» лесбиянку или тот факт, что лесбийские сексуальные практики, демонстрируя инфантильное направление, сосредоточены главным образом вокруг куннилингуса и сосания грудей, а взаимная мастурбация фаллоимитаторами сосредоточена вокруг клитора, бессознательно отождествляемого с соском.

Мой 30-летний клинический опыт показал, что лесбиянство состоит из пяти уровней: 
1) мазохистская привязанность к матери; 
2) вето внутренней совести, запрещающее «удовольствие от неудовольствия»; 
3) первая защита — псевдоненависть; 
4) повторное вето внутренней совести, накладывающий вето на ненависть любого рода к матери; 
5) вторая защита — псевдолюбовь.

Таким образом, лесбиянство — это не «женская любовь к женщине», а псевдолюбовь мазохистской женщины, создавшей внутреннее алиби, которое она сознательно не понимает. 
Эта защитная структура в лесбиянстве объясняет: 
а. Почему лесбиянки характеризуются огромным напряжением и патологической ревностью. Во внутренней реальности этот тип ревности является ничем иным, как источником для мазохистского «собирания несправедливостей». 
б. Почему яростная ненависть, иногда выраженная в физических атаках, настолько тонко скрыта в гомосексуальных отношениях. Слой псевдолюбви (пятый слой) — только защита, прикрывающая псевдоагрессию
в. Почему лесбиянки прибегают к эдипальному камуфляжу (фарс мужа и жены) — он маскирует коренящиеся в преэдипальных конфликтах мазохистские отношения матери и ребёнка, сильно обременённые чувством вины.
г. Почему бесполезно ожидать удовлетворительных человеческих отношений в рамках лесбиянства. Лесбиянка бессознательно ищет постоянное мазохистское удовольствие, поэтому она неспособна к сознательному счастью.

Нарциссическая субструктура лесбиянок объясняет также, почему инфантильный конфликт с матерью никогда не проходит. При нормальном развитии конфликт с матерью решается девочкой через расщепление: старая «ненависть» остается с матерью, компонент «любви» смещается к отцу, и вместо двойственности «ребёнок-мать» (преэдипальная фаза) возникает треугольная эдипальная ситуация «ребёнок-мать-отец». Будущая лесбиянка пытается сделать то же самое, лишь затем, чтобы быть отброшенной назад в исходный конфликт. Эдипальное «решение» (само по себе являющееся переходной фазой, от которой ребенок отказывается в процессе своего нормального развития) заключается в том, что лесбиянки используют маскировку муж-жена (отец-мать) как защитный покров.

Нужно различать между двумя формами бессознательной идентификации: «ведущей» (leading) и «уводящей» (misleading). Первая представляет подавленные желания личности, выкристаллизовавшиеся в конечный результат инфантильного конфликта, а вторая относится к идентификации с людьми, которые выбираются с целью отрицания и отвержения упрёков внутренней совести, направленных против этих невротических желаний. «Ведущая» идентификация у активного типа лесбиянки относится к преэдипальной матери, а «уводящая» — к эдипальному отцу. У пассивного типа «ведущая» идентификация относится к ребёнку, а «уводящая» — к эдипальной матери. Всё вышесказанное, конечно, обосновано клиническими доказательствами.

Дополнительно:

Э. Берглер: Лечение гомосексуализма

Одна мысль про “Гомосексуализм: болезнь или образ жизни?”

  1. Замечательная статья. Многое из того, что здесь сказано я понимал подсознательно. Вообще то я избегаю всяческих общений с этими людьми, но изредка мне все-таки приходилось их встречать. Это должны знать все нормальные люди. Индифферентность к этому пороку губительна для всего человечества.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.